Медитации

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Медитации » Смехотерапия » Тур-Походы! :) реальные истории! :-Р


Тур-Походы! :) реальные истории! :-Р

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Три туриста и собака (Покорители матрасов-3)
Mar. 18th, 2010 at 9:04 AM

Походы в конце октября в Ленинградской области – занятие неблагодарное. Ночи становятся уже совсем холодными, грибов почти нет, но сидеть в общежитии и смотреть, как приходит зима еще более невыносимо.

Поэтому было решено закрыть сезон походов визитом в Северную Карелию нашем обычным составом – Максимыч, Славка и я, так и не купивший себе спальник. Да, чуть не забыл, в жизни Славки произошли изменения. В его жизнь ворвался Ричард.

Или, попросту, Ричик.

Ричиком назывался гигантских размеров немецкий овчар, который за один присест мог съесть половину суточного рациона студентов третьего этажа общежития номер два. Ричик, по мнению Славки Петриченко, считался умным псом: он поднимал ножку, в основном в коридоре общежития, лаял и отличался прекрасным аппетитом... а что еще нужно уметь умной собаке?

Не будете же вы ожидать от овчарки успешной сдачи зачета по биохимии или, например, реферата по организации здравоохранения .

Наташка Герасимова, любимая женщина Славки Петриченко, поначалу Ричика не взлюбила. Ей видите ли не понравилось, что Ричик съел ее дневной крем от морщин. Но Петриченко твердо сказал «либо Ричик живет с нами- либо между нами все кончено!» и вынужден был неделю ночевать в комнате у Макса.
За это время Наташка с Ричиком подружились и заодно она простила Петриченко и вернула его в дом.

Ричик, к слову заметить, хорошее отношение к себе понимал и ценил. И только когда материнская любовь Славки переходила все границы, Ричик мог недоуменно посмотреть в его сторону и многозначительно тявкнуть.

Материнская любовь Петриченко не знала границ. Так, однажды на всю стипендию он купил ему набор ошейников из натуральной кожи с позолоченой цепью крупного звена. За что опять неделю жил у Макса, изгнанный Наташкой из комнаты. Когда в общежитии ремонтировали отопление, Петриченко не разрешал Ричику сидеть на холодном полу, и огромная шестидесяти килограмовая лохматая туша с глупейшим выражением на лице, насколько черты собачьего лица могли это позволить, сидела на коленях у счастливого хозяина и растерянно махала хвостом.

«Ты ему еще кубик Рубика купи!», - саркастически язвил Макс. Он тоже любил Ричика (его нельзя было не любить), но фанатизма Славки явно не разделял. Апофеозом проявления любви Петриченко к Ричику стали собачьи штаны, которые Славка купил ему на день Рождения у одной знакомой швеи. Штаны были пошиты из старого китайского пуховика, в них была прорезь для хвоста, ширинка и надпись «Больчекабана» на заднем кармане.

В позолоченом ошейнике и в штанах «Больчекабана» Ричик напоминал сутенера из Гарлема, отпустившего бакенбарды. Петриченко на фоне Ричика смотрелся блекло.

Так вот, не взять Ричика с собой в поход было невозможно. Представьте, включаете вы индийский фильм «Зита и Гита», а Гиты – нету! Абсурд! Вот так и Славка с Ричиком.
Ехать решили необычным маршрутом. Максим Максимыч знал, как разрабатывать живописные маршруты, но, к сожалению, никто не знал, где мы окажемся в конечном итоге.

Ехать нужно было пять часов на электричке, а потом идти километров десять по грунтовке, пока не начнется бездорожье и трудности.
Трудности начались еще на Финляндском вокзале. На восьмичасовую электричку мы опоздали, потому что Петриченко ушел купить Ричику пирожок с мясом и пропал с концами. Через полчаса он вернулся встревоженный с Ричиком на руках. На мой вопрос «что случилось?» и на немой вопрос Максим Максимыча «какого хера?», Петриченко с дрожью в голосе ответил, что Ричик отказался есть пирожок с мясом и он водил его в аптеку за активированным углем и желчегонным.

Ричик с безразличным видом наблюдал за мухой, кружившей у его носа. Перед выходом из общежития он съел тазик макаронов по-флотски и хотел покоя.

Проезд в электричке ничем особо не запомнился кроме того, что объевшийся Ричик наклал таки в штаны и от них пришлось избавиться, потому что таскать с собой в рюкзаке засратые собачьи панталоны отказался даже такой просветитель и гуманист, как Славка Петриченко.

В три часа пополудни мы вышли на станции Куркиекки и двинулись строго на Север, ведомые чутким нюхом Ричика, которому дали зачем-то понюхать карту Карельского перешейка.

Неожиданно на нашем пути возникла водная преграда. Это была река метров двадцать пять – тридцать шириной, которой не было на карте Ленобласти. Моста через неизвестную реку не было. Максим Максимыч комментировать это явление природы отказался, мотивировав это тем, что «мы и так все ему уже надоели!».

Настроение испортилось, потому что прерывать поход из-за какого-то глупого «канализационного потока», как его окрестил Славка, было бы стыдно и шло в разрез с нашей любовью к трудностям.
Нужно было форсировать реку.

Плыть с тяжелыми рюкзаками на плечах представлялось занятием утомительным, к тому же намокшая одежда и провизия - удовольствие так себе. Напомню, что был конец октября, стало быть не май месяц. Петриченко предложил смелый и отчаяный план. План в стиле Джима Хоккинса из романа Стивенсона «Остров Сокровищ», который всех спас.

«Нужно сколотить плот, погрузить на него рюкзаки, привязать к плоту веревку, к веревке – палочку. Я переплываю на другой берег, вы кидаете мне палочку, и я подтягиваю плот с рюкзаками на противоположный берег», - важно заявил Петриченко.

«Давно мечтал кинуть тебе палочку», - пробурчал Максим Максимыч и принялся мастерить плот. Проблемы было две. Веревки хватало только до середины реки и плот с погруженным на него рюкзаком, уходил под воду сантиметров на десять. Но не тонул. Петриченко, раздевшись, бодро подошел к ледяной воде и начал делать энергичные приседания со словами «Бабка сеяла горох и сказала деду..... ох бляааа....!».

Славка бросился в воду и побежал на руках к другому берегу. Река оказалась глубже, чем мы думали и пришлось таки плыть. Переплыв на другой берег, синий Петриченко принялся жестикулировать, что пришло время кидать палочку.

Палочку по задумке Славы должен был в зубах триумфально принести ему Ричик, отважно плывя в ледяной воде и таща за собой рюкзаки с провиантом, одеждой, спиртным. Пока Слава жестикулировал, Максимыч погрузил рюкзак на плот, дал Ричику понюхать палочку и швырнул ее по направлению к другому берегу.

Петриченко победоносно скомандовал «Ричард, ко мне!», и все затаили дыхание. Ричик резво по привычке, ринулся за палочкой, но, добежав до ледяной воды и брезгливо потрогав ее лапой, тут же потерял интерес к происходящему и деловито удалися в лес, якобы, в поисках дичи.
На вопли Славки по пояс стоящего в реке «Ричард,ко мне!», «Ричард,сидеть!», «Ричард,голос!» и «Ричард,твою мать!» Ричик не реагировал. Тем временем плот подхватило течением и понесло вниз по реке. Не сговариваясь, мы с Максом бросились в воду. Одежду снимать было некогда, плот уплывал, а вместе с ним все надежды на поесть, поспать и выпить. Схватившись за плот, мы стали толкать его к берегу. Вода была на столько холодной, что ноги, которые по началу сводило судорогами, просто перестали ощущаться. На другом берегу закоченевший до полусмерти Петриченко продолжал громким матом воспитывать Ричика.

«Петриченко, едрить твою мать, лови палочку», - прохрипел Макс, размахивая веревкой по принципу лассо. В следующую момент я почуствовал острую боль в глазу и ушел под воду вместе с рюкзаком. Вынырнув, держа в одной руке рюкзак, а в другой палочку, выпавшую из лассо и засветившую мне в глаз, я грозно двинулся на Максим Максимыча с целью убийства.
Максим Максимыч попытался скрыться от меня монте-карлским баттерфляем, но ноги его не слушались, поэтому от тут же камнем пошел ко дну.

К счастью, онемевшие ноги, почувствовали песок и мы оба выбрались на берег. По ту сторону реки одиноко бегал Ричик, видимо, искал палочку.

Петриченко, который к тому времени приобрел от холода красивый серовато зеленый оттенок с трудом шевеля губами, приглушенно произнес: «Надо вызволять Ричика!», - и бросился обратно в воду.
Отловив пса, он раскрутил его подобно метателю молота, и зашвырнул в сторону нашего берега. Ричик, издав жалобный визг, плюхнулся в воду метрах трех от Славки и сразу же поплыл обратно к хозяину, как умел- по-собачьи.

«Бумеранг гребаный!», - прошипел Петриченко, взвалил Ричарда , подобно лисьему воротнику себе на шею и словно Моисей в Иордан, вошел в ледяной поток.
Я, Макс и Славка сидели на берегу, дрожа крупной дрожью. Октябрьский вечер по традиции заканчивался мелким моросящим дождем. Быстро выпив бутылку водки на троих и совершенно не почуствовав ни даже тени опьянения, мы единодушно проголосовали за то, что бы никогда больше не обсуждать особенности операции «Переправа».

Ричик водку пить отказался и с победоносным видом восседал у Славки на коленях. Был октябрь, земля была холодная.

-1

2

2-й рассказ :))

В студенческие годы очень любили мы, забив на нервные болезни и экономику здравоохранения, шарахаться по лесам. Выезжали обычно спонтанно, ткнув пальцем на точку , где-нибудь в Карелии.
Инициатором, конечно, был Максимыч – он единственный из нас разбирался в картах, понимал что такое азимут и однажды даже сам сшил себе на швейной машинке вигвам.

Славка Петриченко обычно отвечал за культурную программу во время походов, а я, с видом выпускника высших кулинарных курсов имени Гордона Рамзи обеспечивал гастрономическое прикрытие мероприятия.
Готовил я, прямо скажем, не фонтан. Секреты кулинарии открылись мне в полном цвете гораздо позже, уже после того, как я приехал в Англию. Тем не менее, в нашей троице я считался непревзойденным кулинаром. Потому что жрать то, что приготовили Слава или Максим, было совершенно невозможно.

И следующая история как раз это иллюстрирует как нельзя лучше.

Огурцы.

Поехали мы как-то на поиски озера «Глухое». По уверениям Максимыча на всем Карельском перешейке не было места живописнее. К тому же оно было в достаточном отдалении от населенных пунктов и садово огородных хозяйств.
«А трудности будут?», - спросил Славка, разрисовывая маркером старую стройотрядовскую ветровку . Высунув язык, он старательно выводил на ветровке подтеки крови и прочие пугающие комаров ужасы.
«Трудности будут!», - сказал Максимыч и показал на карту. Озеро Глухое представляло собой запруду двести на двести метров и было со всех сторон окружено болотом.
Сборы, как всегда были недолгими. Вигвам Максим Максимыча, вместо двери у которого, кстати, было искусстно вшито пальто с хлястиком фабрики «Большевичка». (Именно поэтому было удобно находить вход в палатку, находясь под кочергой – нужно было просто найти пальто, остальное дело техники).

Следующим предметом абсолютно необходимым для похода «с трудностями» был пистолет. Максим Максимыч очень гордился этим стволом и постоянно, доставая его, озабоченно оглядывался по сторонам, и шептал себе под нос «посадят меня, посадят...». Пистолет был, к слову сказать, стартовый. Но, по утверждению Максим Максимыча, стрелял боевыми патронами от мелкокалиберной винтовки.

Так как стартовый пистолет стреляет вверх, дабы поразить цель, нужно было направлять оружие в сторону, перпендикулярную мишени. Это сразу же сбивало с толку стреляющего и вызывало легкую панику среди наблюдателей. Ни одного выстрела из этого пистолета Максим Максимыч ранее не произвел, так как берег патрон, который, к сожалению присутствовал в единственном экземпляре.

Что касается меня, то ни палатки, ни спальника, ни пенки у меня не было. Моим походным снаряжением были старые американские армейские ботинки, берет почему то израильской армии, джинсы с бахромой, срезанной со скатерти и куртка «Аляска». Моей главной миссией были разработка рациона, закупка продуктов и питание команды. Скажу сразу, что денег не было, поэтому питание команды было обречено.

Начали с главного. Шесть пакетов молдавского вина «Кодру» заложили прочный фундамент здорового рациона путешественников. После побирания по общежитию удалось добыть: килограм гороха, три вяленых морковки, вареную курицу, пачку пакистанских приправ, четыре буханки черного хлеба и 2 (две)банки тушенки. В поход вышли раньше намеченого срока, потому что вооруженные дубьем хозяева вареной курицы уже рыскали по общежитию и запросто могли объединиться с не менее встревожеными хозяевами пакистанских приправ.
До станции «Кузнечное» ехать было четыре часа. Если горланить песни в тамбуре под гитару, то можно не только стать кумиром дачников, грибников, миловидных спортсменок и путешествующих алкоголиков, но и разжиться дополнительными элементами красивой жизни. Такими как банка солененьких огурчиков и пирожки с мясом.

От «Кузнечного» нужно было идти пешком еще километров пятнадцать. Через карьер и далее по так называемой тропе Хоше Мина. После тропы Хоше Мина нужно было свернуть на север, в сторону от насиженых скалолазами туристических мест. Именно там по мнению Максим Максимыча находилось озеро «Глухое» и трудности с ним сопряженные.
Благодаря точно выверенному Максимычем графику движения, в самом сердце карельских болот мы оказались ровно с наступлением темноты. Продолжать беззаботно прогуливаться по колено утопая в холодной жиже по выражению Славы Петриченко стало «западло». После пяти часов чавканья по болотам, хотелось наконец то скинуть тяжелые рюкзаки, развести костер и рубануть тушенки с пакистанскими приправами.
Тьма была кромешная. По лицу хлестали ветки, ноги болели, настроение было так себе. Что бы как-то найти себе место для ночлега, решили осветить окрестности факелом. Для чего были использованы старые трусы Максим Максимыча, пропитаные подсолнечным маслом. Старые трусы окрестности освещали плохо и изрядно чадили, нагоняя дополнительную жуть на и без того малопривлекательный ландшафт. Наконец, в тусклом семейном в горошек свете, удалось обнаружить нечто напоминающее островок суши с поваленым деревом.

«Ладно, привал!», - согласился Максимыч. Петриченко остановился и произнеся длинную тираду «Вас приветствует всесоюзный курорт здравница «Геленджик»», облегченно сбросил тяжелый рюкзак с провизией на землю. Раздался булькаюший звук и рюкзак с шестью пакетами молдавского вина «Кодру», четырьмя буханками черного хлеба, варено-ворованной курой и 2 (двумя) банками тушенки бесследно скрылся подобно Стэплтону из Мэррипит Хауса в сердце Гримпенской трясины. Петриченко первым понял что произошло, но пытаясь оттянуть момент неизбежной расправы, продолжал как ни в чем небывало с шутками и прибаутками делать вид, что распаковывает рюкзак.
Трехэтажный мат потряс Карельский перешеек. Спящие птицы снялись с насиженных мест и косяком улетели в сторону Петрозаводска. В тот вечер решили не ужинать.

Утром, проснувшись от холода, а так же голода, я встал, что бы вскипятить чай. Наш островок был не так уж плох. За поваленным деревом располагалось старое кострище с котелком, висящим на железном крюке. Голод вновь напомнил о себе легким чувством подташнивания. Петриченко, что характерно, тоже проснулся и нагло требовал завтрак. «Иди, поныряй!», - злобно огрызнулся я и принялся разбирать уцелевшие рюкзаки в надежде найти хоть что-нибудь съестное. К счастью, был обнаружен мешок с горохом, три квелые моркови, луковка и пакетик приправ из Исламабада.
«Живем, ребзя!», - сказал я и с видом Елены Иванны Молоховец сразу же принялся варить элитный гороховый суп с морковью «по моджахедски». По лесу распространился аромат пакистанских приправ, в лагере возникло оживление. «Эх, хорошо бы масла, хотя бы подсолнечного»- вслух мечтал я, помешивая странного вида варево. К сожалению, все подсолнечное масло было изведено на факел минувшей ночью. И мое предложение выжать немного масла из старых непрогоревших трусов Максим
Максимыча было встречено в штыки. «Ну не хотите, как хотите», - сказал я и продолжил создание кулинарного шедевра.

Петриченко тем временем куда-то исчез и появился минут через сорок... с бутылкой наполовину наполненой маслом! Этикетка на бутылке гласила, что масло было подсолнечным, рафинированым, краснодарским. Обрадовавшись предоставленной ему возможности загладить вину перед друзьями, Петриченко с триумфальным видом вылил масло в центр гороховой каши с исламабадскими приправами.
«Король воскликнул: - Масло!Отличнейшее масло! Прекраснейшее масло! Я так его люблю!» - декламировал Петриченко, помешивая кашу и вращая глазами.
Наконец-то кашу разложили по тарелкам и так как выпить было нечего, принялись просто кушать.

Трехэтажный мат потряс Карельский перешеек. Птицы, летящие косяком в Петрозаводск, упали замертво в окрестностях Сортаваала. Жизнь Славы Петриченко вновь оказалась в опасности. Масло оказалось не просто просроченным, а машинным. Из-за этого гороховая каша приобрела несколько индустриальный вкус. Утонченные пакистанские приправы прямо скажем не гармонировали с назойливым привкусом трактора «Беларусь». Завтрак пришлось отложить. Популярность Славы Петриченко стремилась к нулю. Кроме того, надо было выбираться из болота.

Голодные и злые мы продолжили поиски озера «Глухое». Есть хотелось так, что начались миражи. Так, например, Максим Максимыч после трех часов блужданий по лесам совершенно явственно увидел в дупле старого дуба пельмени. Слава Петриченко своими миражами не делился.

Наконец, выбравшись из болот, совершенно обессиленные, мы остановились на привал. Живописная опушка леса, залитая солнечным светом, располагала к ужину. Есть было нечего. Просто посидев, мы пришли к единодушному мнению, что это тупо. И вдруг случилось то, о чем мечтает каждый естествоиспытатель. Такие откровения природы случаются только с сильными духом! Природа дает им шанс выжить! На опушку леса неторопливой походкой вразвалочку вышел огромный, жирный, сетябрьский вкуснейший заяц.

«Заяц!»-прошипел Петриченко, вновь почуяв шанс реабилитироваться. Это был шанс. Что бы не спугнуть зайца, Максим Максимыч медленно полез в рюкзак за пистолетом. Единственный патрон уже был заряжен и ждал своего часа. Максим Максимович прицелился. Так как стартовый пистолет стрелял вверх, то прицеливаться нужно было  перпендикулярно зайцу и в бок. Таким образом дуло пистолета уперлось в лоб Петриченко.
Петриченко, поняв, что его сейчас позорно застрелят из стартового пистолета,   с воплем «Ну вас в жопу!» сиганул в кусты. Прозвучал выстрел. Заяц с укоризной посмотрел на Максим Максимыча и скрылся в лесу.

Мы молча собрали вещи и двинулись в путь. Очень хотелось есть.
«Через двадцать километров будет деревня, а там и до станции рукой подать», - сверился с картой Максимыч, - «Скоро выйдем на лесную дорогу – будет легче идти». Мне тоскливо подумалось, что сегодня уже почти воскресение, а ел я последний раз только в пятницу. От усталости и голода в рядах путешественников возникла некоторая безысходность. Мы молча брели по лесной дороге, проторенной лесовозами, заготавливающими лес для экспорта в Финляндию. Дорога пошла вверх, на холм. Максимыч шел впереди, за ним Петриченко, а я замыкал шествие.

Вдруг Макс остановился, как вкопаный и уставился в землю. На земле лежал небольшого размера, идеальной формы, вкусный, зеленый, пупырчатый огурец с желтым цветочком на попке. Откуда в Карельских лесах взялся огурец было абсолютно непостижимо. Опасаясь, что огурец исчезнет так же стремительно, как пельмени в дупле, мы посыпали его солью, разделили поровну и немедленно съели. Идти стало веселее, не из-за чувства сытости, конечно, а из-за ощущения волшебства разлившегося о всему телу.

Через двести метров волшебство повторилось. Посолили, поделили, съели. Огурцы начали встречаться через каждые пятьдесят метров. Не задавая лишних вопросов и боясь спугнуть волшебство, мы продолжали их есть. Волшебство волшебством, а жрать хочется.

Развязка наступила через двадцать три огурца. Взойдя на холм, мы увидели проселочную дорогу, вьющуюся лентой вниз. По дороге, испуская клубы дыма, подпрыгивая на кочках, с минимальной скоростью двигался мотоцикл «Урал» с люлькой доверху заполненой пупырчатыми огурцами. Огурцы зрели на ходу и падали на дорогу, автоматически превращаясь в дары леса.

Несмотря на возникшее от поглощения большого количества огурцов  ложное чувства сытости,  мне и Славке  еще сильнее хотелось вареной курицы, а Максим Максимычу пельменей, отварного языка с хреном  и беляш. Огурцы, при всей их питательности, нас больше не привлекали, к тому же желудки уже начинали подозрительно урчать, грозив путешественникам частыми остановками на маршруте.

Продолжение следует

+1

3

3-й рассказ :)) (сама еще не прочла - упустила ссылочку, которую мне скинули) :(

Радикальное средство от москитов.

Женщин мы в поход брали редко. Во-первых, они боялись трудностей. Во-вторых, требовали кофе в постель, рисовой каши на молоке, постоянно собирали какие-то лютики и просили чуть что взять их на ручки. Более того, занятия сексом в лесу были для нас малопривлекательны.

Помимо общепринятых позитивных моментов, таких как игра в «Красную Шапочку», «Белоснежку и семь гномов», «Винни Пуха и всех всех всех», любовные утехи на природе были чреваты неудобствами. Более всего отвлекало от романтизьма заползание муравьев в интимные места, колючая подстилка из ели и ветви дикой акации , ритмично царапающие задницу. Кроме того, физическая любовь на природе с полным отсутствием душа и последующим десятикилометровым марш-броском, грозила такими специфическими неприятностями , о которых знает каждый походник.

Поэтому женщины в походе, если разобраться, были не нужны – от них были одни сложности. Еду готовил я, посуду мыл Максим Максимыч, а капризничал и требовал внимания, словно румынская порнозвезда, Слава Петриченко.
В тот злополучный июньский поход с нами напросилась одна симпатичная ухогорлонос. Не помню имени, допустим, Эмма. Подкупила она наши неприступные сердца не только ослепительной красотой и большой грудью, но и обещаниями мужественно преодолевать трудности похода и не проситься замуж. От такого предложения отказаться было невозможно.
Весь вечер я, Славка и Максимыч наперебой распушали хвосты, стремясь произвести впечатление на миловидную Эмму. По ней было видно, что нравились мы ей все трое, но с точностью предсказать, кому именно достанется ухо, кому горло, а кому нос, заранее было невозможно. Когда все песни были уже спеты, шашлык съеден, а портвейн выпит, стало наконец, понятно, что симпатии Эммы склонились к Максим Максимычу. Проигравшим по умолчанию доставалась палатка. Максим Максимычу предстояла ночь любви под открытым небом в спальнике на берегу озера.

Снедаемые завистью, мы с Петриченко отправились спать в вигвам. Вместо любовных стонов в ночи, тем не менее, спустя пол часа до нас донесся душераздирающий вопль Максим Максимыча и гигантский всплеск. Насторожившись и вооружившись топором, я выглянул из вигвама, приготовившись атаковать снежного человека, котрогого нарисовало мое воображение.

Однако, передо мной предстала другая мизансцена: Максим Максимыч и Эмма бегали вдоль берега озера в чем мать родила, а за ними роилась гигантская черная туча из комаров,мошкары и прочего карельского летнего гнуса.

Дело в том, что распаленные заповедным лесным петтингом и любовными ласками тела миловидной Эммы и брутального Максим Максимыча привлекли такое количество жаждущих крови москитов, что о любви не могло быть и речи.
Каждые три минуты влюбленные были вынуждены прыгать в ледяное озеро, что бы хоть как-то унять невыносимый зуд комариных укусов и спастись от голодных диких финно-угорских насекомых.
После четвертого заныра, доведенный до отчаяния Максим Максимыч, грозя кулаком небу, провозгласил: «Да что ж это такое! Куда смотрят ученые? Изобрели бы такую таблетку, что бы Съел! Бзднул! и в радиусе километра ни одной кровососущей бляди!!! ».

Несмотря на ярко выраженную научно-практическую ценность рекомендации Максим Максимыча, речь не произвела должного чувственно-возбуждающего эффекта на Эмму. Образ потрясающего кулаками небу и пердящего ядовитыми антикомариными парами Максим Максимыча, срубил романтические чувства Эммы на самую, если так можно выразиться, корню. Мысль о ненадобности женщин в походе с трудностями не покидала нас весь остаток пути. Женщины в походе – к несчастью. А комары, они же не виноваты... такими их создала природа-матушка.

Таежный Маугли или отпустите кретина в поход.

Лично я обожаю собирать грибы. Особенно, когда они есть. Как говорит мой друг доцент Галкин, одно дело собирать грибы и уж совсем другое дело – их искать. Среди грибников бытуют истории, когда они целый день искали грибы, нашли всего парочку подосиновиков, а потом совершенно случайно вышли на такую полянку, где белых - хоть косой коси. В зависимости от количества выпитого и аудитории, масштаб сбора белых грибов в таких рассказах варирует от четырех ведер до четырех утра. В тот злополучный вечер я, Славка и Максим Максимыч встали лагерем около озера «Ястребиное».

Тем летом у нас появилась... палатка. Дело в том, что прошедшая зима выдалась очень морозной и Максим Максимычу понадобилось пальто, на тот момент служившее дверью в вигвам. Которое он себе и выстриг обратно как новое. Пальто отдавало копченым, жареным и сырым, но было вполне демисезонным.

Пришлось добывать палатку. Выбор пал на ярко-красную четырехместную чешскую палатку, принадлежавшую знакомой стоматологине Катре Вахловой. Катря выдвинула палатку в качестве аванса за то, что мы возьмем ее с собой в поход с трудностями. Но сами посудите, зачем нам эти трудности?!
Так вот, ярко красную палатку разбили в ущелье между скал. Нужно сказать, что ландшафт у озера «Ястребиное» представляют собой чередующиеся гряды гранитных скал, покрытых лесом. Гряды эти на столько похожи одна на другую, что не обладая специальными навыками ориентирования, простому матраснику потеряться там ничего не стоит.
Несмотря на опасность и будучи ответственным за питание экспедиции, я решил в тот вечер приготовить жюльен по-карельски, без сметаны (сметаны не было).
«Макс, я за грибами»,- сказал я в надежде на то, что Макс и Славка будут следовать за мной и следить, что бы я не потерялся.

«Ну ...дуй», - Макс был занят разведением костра. Сыроватые ветки отказывались гореть, и он уже сорок минут стоял в коленно локтевой позиции и энергично надувал щеки.
Следует заметить, что мои опасения заблудиться были не беспочвенны. Однажды я вышел за хлебом в магазин на улице Восстания, а вернулся только через три дня, по ошибке завернув налево, а потом направо, вместо направо, а потом налево. В общем, я очень плохо ориентировался.
«Слушай, Макс»,- не унимался я, - «Давай я буду собирать грибы по периметру, а, что бы не потеряться, буду тебе орать, ну типа ау-ау, а ты мне отвечай!». Расценив молчание Макса, как знак согласия, я, вооружившись двумя полиэтиленовыми пакетами, выступил в чащу.
Грибов было море. Я радостно порхал от лисичек к подберезовикам, от подберезовиков к подосиновикам, от подосиновиков к белым. Азарт на столько захватил меня, что захотелось забраться на соседнюю гряду и все там обследовать. «Макс!», - крикнул я, проверяя связь с центром. «Оу!», - раздалось в ответ. Окрыленный поддержкой друга и продолжая орать, я вскарабкался на соседнюю гряду, покрытую густым ельником.
«Вот сейчас все там соберу и сразу вниз...а палатка сразу внизу и направо...», - думал я, срезая очередной скользкий масленок.... «вот вот, сейчас еще немного и домой...палатка налево и вверх, то есть вниз...Макс!!!....».
«Куку...куку...ку», - и вместо Макса на мой вопль отозвалась безмозглая лесная птица.
«Два с половиной...», - мелькнула мысль. Следующая мысль была не менее тревожной и сообщала о том, что, если заблудиться и идти на юг, то до ближайшего населенного пункта километров сто, а, если на север, то пятьсот-шестьсот, не меньше. Где север, а где юг, определить было совершенно невозможно.

Мох одинаково густо покрывал все стороны света. Полярной звезды видно не было, а вместо нее пошел дождь и лес вокруг как-то сразу потемнел. «Палатка должна быть где-то внизу!», - сказал себе я, спускаясь со скалистой гряды. «Макс! Мааакс!!!», - тишина. Видимо я спустился не с той стороны. Нафига я вообще полез на этот холм. Стоп, надо прекратить панику и собраться с мыслями. Я стоял здесь, потом поднялся наверх, потом спустился вниз, потом вернулся, значит, палатка должна быть здесь....либо там...либо... «МАААААААКС!», - тишина.... Я сел на поваленое дерево и закурил. Становилось совсем темно. Дождь кончился, но перспектива ночевки с двумя пакетами грибов под открытым небом была, прямо скажем, не радужной. Завтра утром меня, конечно же, найдут. Или... «МААААКС!!!!», - мой голос предательски дрогнул. Над головой мрачно смыкались верхушки сосен, закрывая небо, полярную звезду и надежду на спасение. Яростно зашвырнув пакеты с грибами в овраг, я полез на сосну. Коала из меня оказалась так себе и, в кровь ободрав руки, я так ничего толком и не увидел. Надежды не осталось. «...мааааксссс...», - из последних сил прохрипел я....

Нет ответа...Бросившись сломя голову в овраг, я начал собирать грибы обратно в пакет. Сейчас найду открытое место и выложу из грибов слово «Помогите мне, пожалуйста!И телефон». Или просто «SOS»? Или по-русски «СОС»...нет, это пошло ....или по-фински «SOOOOS»...нет, это слишком длинно....я в отчаянии сел на землю и обхватил голову руками.

«Ну че, где грибы то?», - за моей спиной деловито держа поваленую сухую сосну, стоял Максимыч и с интересом смотрел на меня. «Макс!!!!», - воскликнул я и бросился обнимать его, - «Как ты нашел меня? Почему ты не отвечал на мои крики? Сколько километров до палатки?!»
«Да вот же она»,- Максимыч кивнул в сторону ярко красного пятна между деревьев. «Честно говоря, ты немного задрал – бегать вокруг палатки в течение трех часов и орать «Макс! Макс!». Я, признаться, утратил интерес отвечать еще часа два назад, Идем, харе балдеть, к тому же ужин уже остыл, а Петриченко, если его не остановить, сейчас нажрется....»

Но это было уже не важно. Я был в безопасности.

0

4

А вот здесь уже не до смеха, девочки...
Эта Даша просто СЧАСТЛИВИЦА! Когда прочтете, поймете о чем я...
Я со своей племянницей, ее детьми 8-ми и 14 лет и ее вторым мужем прошли этот каньон за 12 примерно за 12 часов в этом году, причем нам пришлось остановиться на ночевку среди каньона!  :O потому что не успели дойти до темноты! А она ОДНА!! ЗИМОЙ!!! НОЧЬЮ!!! НЕВЕРОЯТНО!! Я-то уже знаю что это такое - БОЛЬШОЙ КАНЬОН КРЫМА! 

фотки выставлю позже, чтобы убедились, насколько это трудно...
----------------

15 января 2010 года я пролезла - частично прошла, а частично – проплыла  - Большой Каньон Крыма понизу. От Баш-Дере до Ванны Молодости,за 3 часа, с 15.11 до 18.15. К сожалению, фотографий будет мало, так как самую интересную и сложную часть дна каньона пришлось лезть в темноте. А рассказ о том, как это было – вот он. 

Из-за проблем с транспортом (….и памятью, так как напрочь забыла о существовании Западной автостанции в Симферополе…  ) начала поход из села Соколиное слегка поздновато, в 11 часов утра. Рыскаю по его южной окраине, ищу Юсуповскую тропу, и попутно мысленно подсчитываю: 6 км до входа в каньон, часа 2 до Коровьего грота, часа 3 займет ( и это в лучшем случае) - обводнённая его часть…неутешительно  , не складывается, на последний бахчисарайский автобус не успеваю…Но надеюсь успеть! А хотя…в конце, концов, это не так уж важно! Ведь проблема с транспортом - это наименьшая из проблем, с которыми мне предстоит столкнуться  (…и это предчувствие не обмануло…)

Лирическое отступление. Давным-давно, почти 3 года назад, в конце мая 2007ого года я сходила в свой первый многодневный одиночный поход по Крыму. И в первый же день первого похода прошла Большой Каньон по дну – вода –по пояс, чистые ванночки, желтые скалы, древесная сень, небесная синь, глубокие теснины…и сто-о-олько воды! необычайно много для Крыма. А сколько же ее здесь зимой? Наверно - ревущий, бушующий поток! Буквально сразу, родилась идея пройти каньон в максимально высокую воду, и посмотреть, и почувствовать – как это?   Я об этом даже вслух боялась заговорить, казалась настолько нереальным и неосуществимым…но мечтать – продолжала.

Прошлой зимой мне помешали морозы – и травма ноги. Обморожение. То есть - целиком окунуться в холодную воду еще можно было, но через несколько секунд нахождения в ней участки без кожи начинали жутко болеть ,как будто их в кипяток сунули. Терпеть это не было никакой возможности, моментально из воды выскакивала, ни о каком многочасовом заплыве не могло быть и мечты…Ну ладно, значит, на следующий год эта затея откладывается.

И вот, в этом году в январе наконец-то сложились очень удачная обстановка.  Тепло и пасмурно и дождливо ,небо почти все время закрыто облаками, то есть, по верхам бродить не очень интересно, а вот по низинами, ручьям и речкам – самое то! Сухие водопады наполнились водой, речки из берегов выходят –паводок, половодье! И жара! По моим меркам  )) Так как даже по ночам плюсовая температура!..Вообще, нынешняя крымская зима была очень похожа на лето!  (там. где я его зимую). В Заполярье мне доводилось около часа идти по колено в прохладной (4 градуса) воде, и переплывать пролив со всеми вещами. А здесь, в Крыму, в Каньоне, по слухам, круглый год вода - +9 градусов ( по другим слухам – зимой +6, но тогда я эту информацию не знала)..А воздух – сейчас, +2,+4 градуса - в два раза холоднее.  Вот я и буду в воде греться, как в том анекдоте про чукчу и холодильник  ))

Я ставила несколько целей: 1) разведка местности - побывать в красивом и труднодоступном месте в период его наибольшей труднодоступности , 2) проверить, возможно ли это вообще, разведка предела своих возможностей 3) узнать, что чувствует человек, когда ему холодно, и как долго (и с какими последствиями) он может переносить подобное ощущение - в дальнейшем, в серьезных автономных походах(или на случай кораблекрушения) это знание может пригодится. И простое, без цели – пуще всяких целей! чувство – а ну?

Миновав Соколиное, в котором покачивало желтыми сережками какое-то дерево, цветущее ровно по середине зимы (15 января!), углубилась в буковый лес. Несусь по Юсуповской тропе, вдоль Кокозки. Лес –желтовато-коричневый и серый, опавшие листья и стволы, речка – голубоцветная, и очень шумливая. Видно, что она много полноводней обычного, иногда встречались ответвления – наезженные дороги вправо, в данное время года надежно покрытые водой.

А перед самым входом в Каньон неожиданно сбылась вторая моя давняя мечта!!!  Увидеть вживую крымский подснежник…Я и не надеялась, мне сказали, что они не раньше февраля появляются…но в этом году, ненормально рано.  Первый раз их воочию в диком виде вижу! как они затаились в ворохах упавших листьев…
Встаю на колени, осторожно трогаю влажные лепестки…Сквозь влажную прошлогоднюю листву пробились - маленькие, беленькие, робкие…А не боятся! Добрый знак. 

По дороге к Коровьему гроту, я заблудилась.  и вылезла наверх, гораздо выше, чем обычный маршрут вдоль правого борта. Шикарные виды на северный склон Главной Гряды, сине-серые, суровые под пасмурным небом, чуть прикрытые легкими облачками сверху, и чуть присыпанные снежком под ними. Совсем внизу снега нет, но так как я поднималась все выше, он скоро появился. Сначала на черных стволах опавших деревьев, затем – на листьях. Только тропинка оставалась черной ниточкой на бело-рыжей лиственно-снежной земле.
Вылезла на поляны, заросшие низким кустарником. Тонкие ветки сплошь усыпаны сверкающими каплями росы, которые, когда я проносилась мимо, и падали с тихим звоном… Да ведь это не росинки, а маленькие льдинки!!  )) То-то я удивлялась, что роса так долго держится, уже за полдень день перевалил, .а виды и настроение как будто раннее утро..(эх, мечты-мечты, совесть беспокойно царапается о позднем времени..что-то ждет меня этим вечером?  ). А еще – значит, здесь по ночам бывают заморозки, а все равно вид и настроение как будто лето…
На ходу собираю теплые ледышки в ладошки, утоляю жажду. Во время подъема в быстром темпе сильно запыхалась. Влажная от пота футболка и желание пить. Терплю и то и другое с радостью! – ничего – скоро, совсем скоро я промокну совсем по другой причине, и воды нахлебаюсь вдосталь…
Я опять потеряла тропу  , подошла к скальным обрывам большого ущелья, обошла его, в лесу опять нашла тропу, и ура! По ней спустилась к поляне рядом с Коровьим гротом,ну,наконец-то знакомое место  )) И очень впечатляющее, грандиозный вид на Теснину Большого каньона…Серое небо, серые суровые, почти отвесные стены..Полностью бесснежные… О, это хорошо, значит, лавины мне не грозят, ура.
Где-то там, далеко-далеко, на самом дне узкой и невообразимо глубокой щели шумит водный поток… в котором я совсем скоро окажусь..
Пытаюсь заранее узнать , что же меня ждет, заглядываю в эту гигантскую темную щель между скалами, в ее изгибах иногда открывается кусочек дна, с белым промельком водяной пены... Вроде бы воды не сильно много, но откуда такой странный звук? До русла реки даже по по прямой - большое расстояние - несколько сотен метров вниз, однако она та-ак громко шумит! Ладно, потом разберусь, а сейчас – бегом вниз. Времени и так очень мало, даже на экскурсию к Коровьему гроту не хватит.

Дальше мне стыдно.  Я умудрилась серьезно ( и одновременно смешно  ) заблудиться в месте, где до этого была несколько раз! (правда давненько, пару лет назад). Я спускалась по хорошо натоптанной и хорошо маркированной тропе, как вдруг она закончила свое движение вниз и пошла плавно наверх. Было лень подниматься дальше)) так что я решила что все, сворачиваю влево. Так как это скорее всего, стоянка Баш-Дере, а подьем дальше –подьем на Ялтинскую яйлу - туда мне не надо.
Бросила тропу, свернула влево. иду по лесной скальной теснине: скалы справа, скалы слева…Вроде бы очень похоже на то, что я видела в мае, однако. смущают 2 обстоятельства: дикость места(тропы и стоянки встречаются, но уж больно слабые), а второе посерьезнее: полнейшее отсутствие воды, там где она была в мае!  В чем дело? Я пить хочу! Да и странно все это, в январе(!) – и полностью сухое начало русла. Не, я не жалуюсь, мне так даже легче будет, но вдруг моя радость преждевременна, и это я просто случайно забрела не в то место? Почему здесь нет воды? Хотя ее шум слышится, но очень и очень неявственно, может быть она вся вперед убежала? После непродолжительной пробежки выяснилась причина данной загадочной природной аномалии – это действительно не то место!   
Оказалась на краю высокого ,несколько десятков метров обрыва, слева – утес с хорошими смотровыми, вылезла на него, и увидела-услышала опять всю ту же теснину Каньона, только теперь чуток ближе, чем она была из Коровьего грота. Внизу, метров сто по прямой… вниз, почти отвесно. Да-а-а… летать я пока не умею  , так что придется возвращаться обратно, на маркированную тропу. В результате этой пробежки в сторону потратила 40 минут светлого времени, о которых уже тогда жалела, словно предчувствовала, насколько скоро они мне необходимы будут…

Ладно, вас, наверно уже утомили описания моих блужданий на подходе,  и не терпится перейти к кульминации повествования. Мне тоже не терпится( а как тогда-то тогда не терпелось…) Меня они тоже утомили во всех смыслах (особенно в процессе их приключения, описывать чуть менее утомительно  ) Безумно раздражающее ощущение, что всё против меня, обстоятельства сговорились, чтобы заворожить, закружить, завести куда-нибудь подальше, только бы не пустить в каньон! - словно мои слишком осторожные друзья.  И от этого, вполне возможно, воображаемого(!) противостояния во мне рождалось отнюдь не воображаемое упрямство: А я все равно пойду! И именно сегодня!

Судьба улыбнулась, маркированная тропа вывела на крутой лесистый склон, снизу течет голубая речка. Вот оно, наконец-то начало каньона...Резко сворачиваю, сьезжаю по склону и плюхаюсь в воду. Пока неглубоко, ниже колена. Иду дальше, углубляюсь в теснину по речному руслу. Скалы по бокам все выше, а вода все глубже, Течение несильное, то есть, оно есть, но идти возможно. Хотя стрёмно, вдруг не удержу равновесие на скользком дне и преждевременно искупаюсь. Пора делать последний привал: на негостеприимно малом и твердом каменистом участке под скалами – готовлюсь к заплыву, упаковываю вещи. Запасную одежду, фонарик, батарейки, спички кладу во множество полиэтиленовых пакетов,и сверху еще в три БМВешки заматываю . Фотоаппарат размещаю где поближе, в маленький гермомешок( с которым я еще на Затерянный мир в позапозапрошлом августе плавала…  ). Все это в – сорокалитровый рюкзак . В путь.

Включила мобильник на прощанье, глянула время, ой-ойё-ёй!  Четвертый час, 15.10. И я начинаю путь по обводненной части Большого каньона... Вот она, самая интересная, самая долгожданная… и самая сложная часть похода. И похоже, до темноты я ее пролезть не успею…  По хорошему, мне бы сейчас надо повернуть обратно, и идти в другой день. Но тогда я так разгорячилась быстрым бегом, так раззадорена долгими блужданиями, что резко отмахнулась от этой благоразумной мысли: ничего! А то вдруг теплые дни закончатся, ведь скоро похолодание обещается… Так что я лучше сейчас проскочу как-нибудь. В конце мая я так прошла за 3,5 часа от Баш-Дере до Ванны, с 15.00 до 19.30. А сейчас почти то же самое, только темно будет и воды побольше…Ну а вдруг каким-то чудом мне удасться успеть до наступления темноты?

Обо всём этом я размышляла уже на ходу, шлепая по руслу... Поначалу – ничего страшного, глубина ниже колена, идешь себе по речке,или даже по берегу, медленный и плавный спуск, даже не понятно, что это спуск, только течение чуть сзади подталкивает. И за пальцы ног немного боязно, но раз они болят от холода – значит чувствительность не потеряли.

Первая серьезная ванна, глубиной по пояс. Это тогда я посчитала ее серьезной, потому что первая.)) Верхние штаны при погружении в воду резко прилипли к ногам, неприятное ощущение холода и резины(хотя причем тут резина, штаны самые обычные, зимние ходовые, из какой-то синтетики) от этого прижатия. В дальнейшем я перестала это так явственно чувствовать, а может быть - обращать внимание на подобные мелочи..

Красивая, суровая, дикая местность…То есть, не совсем дикая, попадались остатки кострищ и тропы, но после того как я к ним подбиралась через ванны по пояс в воде, смотрела на эти следы человеческой цивилизации с удивлением.  Умом, конечно, ясно что это летом здесь так свободно гуляют и ночуют, но все равно…
Серые скалы, присыпанные красными листьями. Буковые листья действительно запомнились как красные, ну, или почти, на грани красного с коричневым, влажные листья на влажных скалах – выглядят прекрасно, скользят опасно.  )) Зеленый мох на скалах. А вода – жидкая бирюза и изумруд! очень насыщенного цвета... С взбитой белоснежной пеной… Над головой чернеют деревья, беспорядочное хаотичное кружево веток, некоторые плющом обвиты, почти джунгли  )) Обычные деревья как-то умудряются расти на скалах, почти эпифиты...)) А под ногами – те, кому не повезло и просто обломанные ветки, небольшие завалы из них. На дне ванночек - песок пополам с мелкой щебенкой, ноги слегка в нем увязают.

В начинающихся сумерках каньон кажется чересчур мрачным...Может быть, потому, что я запомнила его майским и августовским, то есть, ярко солнечным, а сейчас пасмурно, и солнца нет. В данный момент понятно почему его нет  , а вообще-то интересно, солнце сюда на дно зимой в течении дня заглядывает? Не знаю, и возможно не узнаю, так как вряд ли сюда во второй раз полезу…
Впрочем нет, стоп, подобные мысли вломились позднее  , а первое время я ни о чем не жалела, шла спокойно, часто находила обходные пути, по скалам и тропинкам, в мокрых ботинках карабкаться не очень удобно, но в пределах терпимого. Выше пояса в воду не погружалась, останавливалась, фотографировала – в общем, почти комфортная прогулка, если бы меня не подгоняли надвигающиеся сумерки и неизвестность впереди. Что-то там, у самого большого, и самого последнего скального сброса, недалеко от Ванны Молодости, будет?  2 года назад лежала громадная сосна, но ее давно там нет, так что, возможно, придется купаться с головой. Впрочем, к тому времени я уже вымокну…

И - точно, первая такая ванна случилась намно-о-го раньше, когда еще светло было. И я проверила, обходных путей нет, вокруг – скалы, которые поднимаются все выше и выше наверх, а внизу образуют собой узкий, условно говоря, )) проход. Заполненный бирюзовой водой. Даже на вид холодной, и тянется эта ванна в длину метров 5-10. Смело шагаю, по колено, по пояс, глубже – по шею…Теряю дно, ноги сами собой всплывают, начинаю барахтаться, плыть…Инстинктивно, по собачьи. Дыханье перехватывает. Грудную клетку снаружи резко сжимает, воздух с трудом в легкие протискивается, дышать почти нечем. Рывок вперед, несколько секунд, затем я нащупала дно, и пулей выскочила на берег. Уфф, получилось! Интересно, а какая же там глубина, если я дна ногами не доставала? Но возвращаться и померить не хотелось, вообще снова нырять и лишнюю секунду проводить в воде не хотелось, даже ради исследовательских целей. 

А все-таки я ошиблась. В воде холоднее, причем намного, чем в воздухе! На воздухе в полностью мокрой одежде тоже неприятно, но это в первую минуту, а дальше я успевала согреться во время движения. Поначалу успевала - когда ванны глубже моего роста попадались не слишком часто, хотя бы с пятиминутным промежутком. А затем наступил момент кризиса... Протяженный водный участок, несколько глубоких необходимых ванн подряд, почти без передышки. Только-только выныривала из одной, как приходилось лезть в следующую. Нет времени на передышку, дикая спешка, успеть проскочить как можно больше, пока световой день не закончился! да и неудобно там на одном месте согреваться, приплясывать на мокро-скользких камнях? Нет уж, лучше вперед!

Полностью мокрая одежда, вода стекает с меня ручейками, вся дрож-ж-ж-у, нет, трясусь вся крупной дрожью, амплитуда - жесть!, это уже не дрожь, а какие-то странные подергивания всего тела до кончиков пальцев, даже ступни в ботинках дёргаются. Левая рука высоко не поднимается, Боже, что это с плечевым суставом? Так и не поняла, что это было, быстро само прошло… Дрожащие губы непроизвольно издают звук: у-у-у-у! хны-хну-у-у! - нечто средние между всхлипом и плачем. Так как стыдиться некого, позволяю себе эту слабую истерику...разумеется, без остановки процесса движения. (Друзья, здесь и далее я не жалуюсь, а описываю симптомы. Меня саму всегда очень интересовало, что чувствует человек в подобном состоянии, вот и делюсь полученным опытом) Руки, и, особенно, ноги, будто деревянные, или нет, ноги скорей резиновые, когда прыгаю с камушка на камешек, кажется, что они сейчас согнуться где-то между щиколоткой и коленом. Я их пока чувствую (уфф-ф, ну, слава Богу, значит, не обморожены)но настолько странно чувствую, как будто ноги совсем не мои, и мне нужно заново научиться ими пользоваться.. И побыстрее, так как намечается очередная чудная ванночка. Но вроде бы можно ее облезть по скалам, что, учитывая их влажность и странное поведение конечностей - задачка не из легких,. Пальцы на руках немного лучше себя чувствуют, только покраснели и чуть-чуть распухли, но сгибаться могут. Жалею, что не взяла перчатки. Вспоминаю совет для потерпевших кораблекрушение – не снимать одежду, в ней хоть ненамного, но теплее – подтверждаю.

За несколько минут интенсивного скалолазания, карабканья, прыжков по камешкам – все это время большая часть тела находилась на воздухе - я почти согрелась, во всяком случае, боль от холода стихла. Но стоило принять очередную необходимую ванну, как она снова безжалостно набрасывалась. Ноги терпимо себя чувствовали(привыкли) а вот выше пояса, грудь, шея…казалось, что меня изо всех сил ударили,не точечно, как твердым предметом, а просто со всех сторон, по всей поверхности моего тела, которая вся соприкасается с водой –больно хлестнули - Захлестнули! Тело начинало так бояться этого холодного удара, что перед каждой глубже моего роста ванной (а сколько таких было,я не помню, сначала считала, а потом счет потеряла) приходилось силой себя уговаривать. Все внутри кричало: не хочу снова в воду! Есть обходные пути? А тропы наверх, другим путем из каньона выбраться? Вроде бы есть, но я их не знаю, и в сумерках не найду…Так что только вперед, и постараться не обращать внимания на телесную панику, чтобы она не переросла душевную. Вспоминала Глеба Травина, арктического путешественника-одиночку, который однажды вмерз в ледяную глыбу, как лягушка… Представляла себя жаркой печкой, я же внутри теплая, и сердце у меня горячее… какие глупости, как же я могу здесь замерзнуть, я выберусь!
А еще, у выхода из каньона сейчас цветут подснежники, настоящие цветы, им наплевать, что зима – не холодно! 

Ды-д-да-а-а. .. Все-таки настолько больно чувствовать холод мне еще никогда в жизни не приходилось, рекорд, однако. Слабое представление об этом дает переправа Хибины-Ловозера, но даже там я не так сильно замерзла. Теперь понимаю, что чувствовали пассажиры Титаника…
Не предполагала, что окажусь так чувствительной к холодной воде, почти на грани выносимого.... Разница с майским прохождением каньона - колоссальная! Пожалуй, придется отменить задуманный торжественный финал - купание в Ванне Молодости с загадыванием желаний, обойду ее тривиально по скалам, если доберусь…то есть, когда доберусь.

Первый водопад, небольшой, метра полтора высотой, маленький, и далеко не самый страшный, запомнился ярче всех. Во первых, потому что я его видела когда еще не стемнело, во всей красе – скальные стенки по бокам, сильное течение и вода обрушивается в маленькую ванночку, под струями взбитая белая пена, крутится, вертится как в кипящем котле... Уклониться от купания во всём этом – никак, единственный вариант: сбоку проползти по скале чуть вперед , и съехать в пену не по самому водопаду, а по мокрой скале рядом. А что-то там такое в воде творится? Почему такая бурная пена? Какая там глубина? А вдруг там водоворот!?  (сразу вспомнились детские страшилки про затянутых насмерть людей) Что я вообще знаю про такою воду? Так минуты две не могда решиться, металась туда-сюда. Затем скатилась по скале, и с брызгами приводнилась ..И встала на ноги!!!. Аа-а, вот почему такая пена, глубина под самым водопадом- не выше колена, такая скальная полочка. Зато дальше она обрывается, и несколько метров длится глубокий участок, который я переплыла, не замочив прическу. Зато на следующем водопаде я наконец-то полностью, до последнего волоска оказалась в воде, правда, не по своему желанию. Пока группировалась перед спуском, удерживалась в водном потоке локтями враспорку между мокрыми скалами – не удержалась, и меня головой вниз развернуло, и мгновенно(!) вниз утащило – плюх!  Неожиданное.. но. пожалуй, даже приятное ощущение полного подчинения теченью, что оно так плавно и мощно переносит по мокрым, покрытым скользкими гладкими водорослями скалам – ласковое скольжение по ложу реки.  Круче, чем в аквапарке! Забытые детские ощущения от аттракциона «Дикий поток» - так вот он, оригинал, то, с чего его сделали! Примерно тогда мне пришла в голову идея таким же способом пройти Чернореченьский каньон. Только, чур, в теплое время года! Чтобы не пришлось, как сейчас, с натугой отделять приятные ощущенья от неприятных.
И еще прикольный водопад запомнился, вода в нем текла не прямо, а резко наискосок. Вправо, как над Ванной молодости. Только в этом водопаде поток, видимо, когда-то не сразу падал в воду, а врезался в скалу, и выдолбил в ней небольшой грот - в него я даже, с некоторой опаской, заплыла. Вернее меня туда теченьем принесло… 

Так, попробую восстановить хронологию: первый водопад, затем – несколько глубоких ванн подряд(или все вместе?) – это момент кризиса, затем – проходимый по бокам участок – чуть согрелась во время этой передышки, затем скалы неожиданно выросли, и выровнялись, и почти сомкнулись между собой, оставив небольшой, узкий -метра 2-3 - проход. О, наконец-то что-то знакомое,  кажется, я подхожу, к теснине! К сухой части каньона! В данное время года – условно сухой.  Глубина чуть выше колена, но после купаний с головой это уже нестрашно, река мне почти дорогой кажется, бегу. Только на прощанье сфотографировала вход в теснину, но ,в густых сумерках получилось очень темно и не очень разборчиво.
Так, все, с фотографированием на сегодня покончено. Обидно, конечно.  Но зато теперь ничего не отвлекает от основной задачи( которая с темнотой одновременно осложнилась и упростилась).Сложность: потому что плохо видно, куда ставить руку-ногу, а фонарик надевать страшно, в любой момент могу свалиться с головой в воду, и вдруг меня от этого током ударит?  И фонарик единственный, еще пригодится. Так что я наощупь справилась. 
Но все же, не совсем вслепую! Удивительно, даже после шести часов вечера без всякого света можно было различить свои пальцы, и даже, временами, то, за что они цепляются. Цеплялись они за скалы, корни деревьев, в больше всего – за упавшие ветки – там на дне такие завалы из мокрого сучковатого дерева! Ветки и небольшие деревья, видимо, теченьем их сволакивает в кучи, через которые неудобно перелезать.
А проще стало прохождение водопадов, в темноте почти исчез страх, все равно не видно, какой они высоты и что там внизу, так чего же переживать?  К тому времени ощущение холода почти сошло на нет…но зато усилилось ощущение нереальности. Как во сне.
Казалось что это кто-то другой, но никак не я, карабкается по черным в темноте скалам, срывается в чуть светлую воду с белой, даже в темноте различимой пеной. Настолько не похоже! не то что на привычную городскую жизнь, но и на нормальный обычный поход – почти ничего общего!…нереальность.

Стены внизу сходятся почти до предела, замечаю контуры нескольких круглых ванночек, проплываю-пробегаю, а вот и оно!  Долгожданное, самое сложное препятствие, тот самый «уступ с бывшей сосной»... но в данное время никакой сосны не вижу, не ощупываю, нету ее тут уже давно! вижу только край уступа и большую ванну под ним. Или нет, это я оговариваюсь из-за привычки описывать дневные походы.  А так как это уже было в очень глубоких сумерках - то самыми яркими впечатлениями оказались не зрительные, а непривычно громкий шум, и еще более непривычное осязание свободного падения вместе с водой. Сердце успело ёкнуть, пока летела в воздухе, ничего твердого не касаясь.. А в следующее мгновенье погрузилась под воду, глубоко под воду, и там, внизу то ли валялся, то ли плавал, ствол дерева. Судя по всему - давно, так как очень гладкий, без коры. Об него с силой приложилась коленкой  …и это был единственный синяк, происхождение которого помню  ))

Вылезла из воды, обернулась назад – ярчайшее впечатление- высокий белый конус!  Это - только что пройденный водопад, вверху сжатый, а книзу расширяется, и полностью белоснежный, однотонный... Выше над ним - другой конус, перевернутый и громадный – черные стены каньона образуют собой почти букву V, внизу которой – водопад – маленькая v перевернутая. По форме все вместе напоминает песочные часы(( с воздушным и водяным наполнением.

Дальше я плохо помню. Вроде бы я еще раз купалась, затем последовал довольно длительный «сухой» участок, без полных погружений. Но зато с множеством препятствий на суше. Каньон ощутимо расширился, как вверху, так и внизу, река занимала теперь не все дно, по бокам опять появилась «земля» - нагромождение камней, обрывов, скал, завалов из веток и деревьев. По всему этому я лезу-иду-прыгаю на ощупь , не зная, сколько все это еще продолжится, и в некотором беспокойстве. Почему-то отпечаталось в памяти, что высокий уступ находится совсем рядом с Ванной Молодости, чуть ли не в нескольких метрах от нее, а я все иду, и иду, а на заветную табличку не натыкаюсь. Может быть. уже проскочила? Да вряд ли, место даже в темноте должно быть приметное. А может быть, пройденный водопад был просто ничуть не особенным, рядовым водопадом, а серьезный высокий еще впереди?  Ой, вот это плохо, если так...

Сколько времени я так пробиралась, не могу сказать, мобильник упакован в полиэтилен в рюкзаке. Иногда мне попадались как бы фрагменты троп, или кострищ, но в темноте трудно разобраться, не выдаю ли желаемое за действительное.  На удивление, поймала себя на том, что давно не дрожу, согрелась. На смену жесткими методами, но зато взбадривающему холоду навалилась жуткая усталость и апатия. Ловила себя на полном безразличии, дойду-не-дойду, а может, мне прямо здесь сесть и заночевать, пересижу как нибудь 10-12 часов до утра…  - Ага, в мокрой одежде. - Переоденусь в сухую. - Сухая – это н/з!  после Ванны Молодости, на обратный путь. И вообще,ты представляешь, что твои друзья будут чувствовать в эту ночь!?  Она у них не менее некомфортная будет, чем у тебя, не сомневайся. Не говоря уж о шансе без движения замерзнуть насмерть, представляешь, как стыдно будет!? Так что давай, если уж тебе до утра суждено двигаться, то лучше – прорываться вперед, в нужную сторону.

И я усилием воли переставляла оледеневшие ноги…А еще, странное дело, очень хотелось пить, но холодная вода жажду не утоляла. Вообще, казалось немыслимым, как эту ледяную субстанцию, которая и снаружи-то мешает, еще и вовнутрь организма запихивать?

Долго-ли коротко, путь преградил очередной водопад. В темноте различаю невысокие скальные уступы по бокам, а сам водопад течет по скальному уступу резко наискось, вправо. Ох, как не хочется снова нырять, только-только согрелась. Попыталась облезть справа по скалам, и вроде бы можно, но скалы сильно мокрые, а может и обледеневшие? слишком уж скользко! Вроде бы зацепку нашла, но тяжесть своего тела боюсь доверить ей и замерзшим непослушным пальцам. Тем более куда там дальше лезть не видно. На ближайший метр чуть видно. А дальше – мрак...чую, что вроде бы этот уступ продолжается, но как долго? Ладно, так и быть, придется еще раз окунуться в воду. Села на пятую точку и с ветерком прокатилась по водопаду, упала в большую и глубокую ванну, почти что маленький пруд. Выплыла на левый ее берег, и тут….О,СЧАСТЬЕ! О, радость! О, везенье! Ураааааа!!!!!!! А-А-Ааааа!!!   

Деревянные столы со скамейками! Мокрое, твердые доски, добротно сделанные, ну, это точно - Ванна Молодости, а вот и табличка...которую я чуть было не расцеловала от счастья...))))   
Ура-а-а-а! Получииилось!  Я это сделала! И даже жива-здорова осталась! Виват! Виктории-и-и!
Скинула рюкзак, схватила фонарик, отплясываю вокруг стола и на столе дикий бешеный танец победы!    Заодно и согрелась)))

Странное дело - как только прошла водную часть, чувство холода тотчас пропало напрочь  , стало очень хорошо, и очень комфортно, причем не только душевно, но и физически! Я даже не сразу в сухое переоделась, сначала так и бежала. И не холодно было!  Хотя воздух вроде бы объективно прохладней стал – изо рта клубы белого пара вырывались, в свете фонарика всю дорогу загораживали – не видно перед глазами. Как в тумане, переносной туман с собой, по кусочкам изо рта)) Вот ведь как неудобно с освещением! Когда по каньону лезла, таких проблем не было. 

А прикольно получилось,  все таки я искупалась в Ванне Молодости,  как первоначально и мечталось, но при этом я ее в темноте не узнала!  Так что желание осталось незагаданым. Жаль…но не лезть же теперь обратно, Завтра еще раз сюда сбегаю, специально для этой цели.
Достала мобильник, глянула на время НИЧЕГО СЕБЕ! 18.20. Это ж я практически за три часа прошла!  Быстрее. чем в конце мая!  Наверно, сильное теченье подгоняло. И на фотографирование во второй части не отвлекалась… 

В очень радостном настроении, горланя песни и размахивая руками  помчалась к выходу из каньона. При этом опять заблудилась…  хотя казалось бы, здесь это невозможно - иди вдоль воды, и все дела . Ну вот я и поднялась вдоль Алмачука довольно высоко, прежде чем обнаружила свою ошибку: воды в реке слишком мало, и течет она в обратном направлении... 

Зато впечатляюще смотрелось в ночи: водопадик как маленькое облачко – или как клочок белого тумана спрятался овраге средь темных буколиственных склонов…

И второй плюс – появилась связь, дозвонилась Валику Нужденко, обрадовала его новостью о благополучном прохождении, а он меня обрадовал менее радостной новостью – необходимо спуститься и перейти на тот берег – нужная тропа там. Снова лезть в воду?!!!!  За что-о!?? Хорошо. я хоть в сухое не успела переодеться... Термобелье , кстати, суперская вещь! На мне были штаны из термобелья, а футболку я надела обычную, и сейчас удивлялась. почему это ноги почти не мерзнут, потрогала – на ощупь нижние штаны почти сухие! Это после каньона! Дааа.вещь! наглядная демонстрация преимущества по сравнению с хлопковой насквозь влажной футболкой.

Людей до самого Соколиного никого не встретила. Жаль, конечно,что не с кем поделиться свежими впечатлениями, но с другой стороны радовалась, что не огорчалась по поводу отсутствия. Сейчас поясню: в каньоне был один такой неприятный момент слабости, когда я подумала, что все, если там, у Ванны Молодости не окажется какой-нибудь тургруппы с большим-пребольшим костром, я, наверно, не выдержу холода…А теперь несусь в прекрасном настроении, и как радостно, что я не только добралась до населенки без посторонней помощи, но и так легко это оказалось… 

А в Соколином…Мммм… как я вечером на турбазе нежилась, кайфовала, блаженствовала под душем…  Такой шок, оказывается, ВОДА МОЖЕТ БЫТЬ ТЕПЛОЙ!!!  И даже ГОРЯЧЕЙ! Оказывается, ее струи могут не только лишать сил, но и наоборот, их возвращать…  Горячий душ и горячий чай – величайшие изобретения человечества!

Спасибо Алексею, который приютил меня на своей турбазе, И Рамине с Костей, которые по мобильнику помогли найти её местоположение.

В заключение – небольшая работа над ошибками (это для тех, кто спрашивает в соседней теме, и вообще…самокритика приятней критики…  )

1) Проходить обводненную часть каньона зимним вечером – это…ммм-м-м-м, дипломатично говоря - на любителя. Скажу так, я не жалею о том, что так сходила,(иначе бы сейчас сидела, и локти кусала, читая соседнюю тему  ))) и к пределу своих возможностей очень близко подобралась…но повторять прохождение в это же время суток не стала бы, и никому не советую.  И не только потому что в темноте каньон нефотогеничен, (и незапоминаем, из-за чего почти провалилась задача разведки…  ) Но и из-за повышения вероятности возникновения травм. Опасность повышается не только из-за того, что плохо видно, куда ставить руку-ногу, но и из-за дикой спешки, и, как следствие, нет времени на передышку, разведку местности, обдумывание, поиск обходных путей…вполне возможно, я не только в Ванне Молодости напрасно искупалась. )) Плюс (веренее,минус) -проблемы с освещением, т.е. невозможность воспользоваться фонариком в воде)

2) Термос с горячим чаем. Весьма не помешал бы. И как утоление жажды (пить очень хотелось, но отнюдь не окружающую воду  ),и как кусок дефицитного тепла...

3) Ну и проработка маршрута, в первую очередь, освежить в памяти русло каньона, хотя бы по своим же летним и майским фотографиям. За несколько лет очень многое из памяти стерлось, да так, что шла почти что по незнакомой местности…Ну и мое совсем уж анекдотичное блуждание на подходах …  С маркированной тропы не надо было сворачивать! Вернее, надо, там есть один поворот за Иохоган-су, это спуск , и он тоже по краснокружочной тропе –и все! Могу подробней теперь обьяснить, но лучше пусть это более опытные товарищи сделают.

Вот вроде бы и все. А теперь, на десерт  немного фотографий. Извиняюсь за качество - скверное освещенье и дрожащие ручки.)))

0

5

Это все - фотки Даши ...  таким Каньон выглядел этой  зимой...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

6

И еще несколько штук...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

7

Здесь несколько фото, на которых другие туристы лезут (это лето - не зима!!) и сама Даша (2-ая фотка где она оттаивавает на базе)! :))

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0


Вы здесь » Медитации » Смехотерапия » Тур-Походы! :) реальные истории! :-Р


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC